af

Это говорит о том, что в РФ разрушают все...

via vladimirkle

- Первокурсники журфака только что написали проверочный диктант по русскому языку. Подтвердили ли они оценки, с которыми поступали?
- Установочные диктанты для выявления уровня знаний первокурсников мы пишем каждый год. Обычно с ними не справляются 3-4 человека. Но результаты этого года оказались чудовищными. Из 229 первокурсников на страницу текста сделали 8 и меньше ошибок лишь 18%. Остальные 82%, включая 15 стобалльников ЕГЭ, сделали в среднем по 24-25 ошибок. Практически в каждом слове по 3-4 ошибки, искажающие его смысл до неузнаваемости. Понять многие слова просто невозможно. Фактически это и не слова, а их условное воспроизведение.

- То есть?
- Ну что такое, например, по-вашему, рыца? Рыться. Или, скажем, поциэнт (пациент), удастса (удастся), врочи(врачи), нез наю (не знаю), генирал, через-чюр, оррестовать. Причем все это перлы студентов из сильных 101-й и 102-й групп газетного отделения. Так сказать, элита. А между тем 10% написанных ими в диктанте слов таковыми не являются. Это скорее наскальные знаки, чем письмо. Знаете, я 20 лет даю диктанты, но такого никогда не видела. Храню все диктанты как вещдок. По сути дела, в этом году мы набрали инопланетян.

Collapse )


Это говорит о том, что в РФ разрушают все – не только науку, промышленность, образование, инфраструктуру и ЖКХ, но и сам наш великий индоевропейский язык. Что школы и вузы РФ начали штамповать брак, незнаек и невежд. Полуграмотных «узкоспециализированных» дебилов...

af

Весна (март – апрель)

Кто говорит, что время нас меняет?
Прошло, считай, неделя или две.
Я на тебя смотрю и понимаю,
что изменилось что-то на Москве.
То ли зимой было светлей от снега,
то ли душна испарина земли –
ты превратилась просто в человека:
так, маленькая женщина: смешли-
вая, умна и бездна обаянья,
характерец!.. и это, в общем…
Вот.

А где же то волшебное сиянье,
что озаряло утром небосвод?
Где блеск волны в очах оттенка умбры?
Где запах соли? Ветра гневный шквал?
То ли глаза слабеют с каждым утром,
То ли этажность город потерял…
Как будто фотография Гурзуфа,
начала века, в желтом паспарту:
акации, оборочки и буфы…
К чему храню я эту лепоту?
я что, там был?!

                            На улице – метель.
Попытка потепленья провалилась.
Видать, Господня оцветает милость,
и март уже не перейдет в апрель.
Теперь зима! и каждый месяц – зимний:
листва да сушь не отведут глаза…

Как изменилась ты неизмеримо.
Я думаю, меняться так нельзя.
Иль старость клюнула Додона в темя?
и все внутри отшибла, хоть реви…

Кто говорит, что нас меняет время?
Меняет нас отсутствие любви.
af

Собачий вальс

Человечество, рыжая морда, —
очень странное свойство души.
Хоть звучит исключительно гордо,
в человеки бежать не спеши.

Потеряешь и хвост и хозяйку,
гриву, львиный окрас и усы,
поддевать будешь в холод фуфайку
и стирать по субботам трусы.

Подучившись, поступишь на службу,
станешь мышкой по буквам возить
и с улыбкой почтительной дружбы
на кефирчик к хозяйке ходить,

в сильных пальцах мочалить герберы,
и как прежде, молчать и смотреть
ей в глаза, где ни ласки, ни веры,
только смех и осенняя медь.

Не протянется узкой ладони
по загривку тебя потрепать,
но как водится в ихней Вероне
станут сталью тебя щекотать.

Будешь пивом рыгать неопрятно,
провоняешь насквозь табаком
и от смертной тоски, вероятно,
заведешь конуру со щенком.

С пегой дурочкой лаяться станешь
и занудствовать в роли отца,
и закончится тем, что по пьяни
пнешь ногою приблудного пса.

...Потому что мы — люди, Патрюха!
Мы страдаем! Мы Богу равны!
Что для нашего тонкого слуха
слабый визг недалекой родни?

Так что, речи напевной внимая,
не спеши ее, брат, понимать:
лучше ждать у дверей подвывая,
чем собачье лицо потерять.

af

(no subject)

А тут метель, белым-бело,
в окно не видно ни хера,
как будто Бога замело.
И жизнь ложится тяжело,
как снег: от дома до бугра,
от завтра — до позавчера...
  • Current Mood
    настроение?!
af

Прошу отфрендить!

Уважаемые френды!

Некоторые из вас для меня очень важны, и иные мне очень дороги, а без некоторых я не мыслю своего нынешнего существования.

Если кто-то еще иногда заглядывает в мои посты, он мог бы заметить, что в этих дневниковых записях начали появляться бессвязные, но достаточно объемные куски. И, к сожалению, они возникают все чаще. Наверное, богомерзскiй урѣзъ © мог бы исправить дело, но я уже давно отношусь к ЖЖ как к собственному дневнику, на полях которого я хочу писать только сам — и мне важны эти тексты в их полноте и безобразии.

Поэтому, глубоко уважаемые и любимые мной френды, пожалуйста, отфрендите меня, чтобы не засорять вашу ленту малоинтересными для вас (это правда!) текстами — без видимого сюжета и смысла. Разумеется, это никоим образом не является сообщением о том, что я собираюсь отфрендить ВАС.

Да ни за что!

af

(no subject)

Никогда не жалел ни о чем в жизни, — ни о пустых мечтаниях, ни о преданных, ни о предавших... Но ты! Каждый миг, каждое слово сказанное между нами, — повод для тяжелого подсердечного сожаления. Каждый невыносимый день вместе… О, зачем вы посетили нас! Не в том смысле, что никогда не знал бы, но почему я не могу смотреть на тебя как на соседку по офису, почему не как на коллегу, почему не как на начальника, которым ты являешься, черт подери! Просто начальник, — не тиран, не бог, не неземное существо, которое движением брови рушит царства и позволяет мне жить!

Я бы пил по праздникам за одним столом с тобой — и не покрывался потом, сдвигая стакан с твоим стаканом, я смотрел бы вечерами телевизор про Петросяна — и не вспоминал минуту за минутой, как ты огорчаешься из-за ошибки на моем мониторе, раз за разом, весь вечер, я бы грязно обсуждал твои ляжки с главным дизайнером — и не отводил от них глаз, судорожно сжимая похолодевшие кулаки и не пряча вздувшуюся дрянь в паху… Скажи мне, за что ты забрала мою жизнь?! и вместо нее оставила комочек использованной жвачки, прилепившейся к подошве твоих туфель?

И что мне делать? с этим оставшимся комочком…

Единственное, что еще могу — чувствовать запах твоих ступней рядом. Даже, когда ты оставляешь туфли на пороге, переодеваешься и идешь в постель, где тебя любит до полуночи тот, кого любишь ты… Этот запах сводит меня с ума, я закрываю глаза, и мне все равно с кем ты — до тех пор, пока ты есть. Меня сводит с ума счастье: я был рядом с тобой целый день. И рядом с тобой и сейчас.

Еще могу смотреть, пока ты разрешаешь, вернее, замечаешь не сразу: теперь я умею смотреть углом глаза, как будто бы в другую сторону, говорить с совсем другими людьми и не терять нить разговора — как смешно это было раньше! Я смотрю в текст на мониторе — но уже вижу, ты проходишь по коридору, вот открывается дверь в твой кабинет… Слышу твой голос в жужжании всех прочих голосов, слышу сквозь крики Захара Мая «когда наши танки въедут в Москву», слышу сквозь телефонный разговор из прижатой к моему уху трубки.

Еще ты приходишь в мой бокс, ты даешь мне какие-то бумаги, и твои ледяные пальцы соприкасаются с моими, мне кажется, что ты обожжешься, и скорее отдергиваю руку… Голова начинает кружиться, как в лифте центрального здания МГУ, левая рука, вцепившаяся в подлокотник, вот-вот оторвет его от стула, и я отвечаю сцепив зубы и борясь с подступающей дурнотой. Наверное, если посмотреть со стороны, как будто сдерживаю ненависть. Но ты не уходишь, ты продолжаешь говорить, и в твоих глазах что-то большее, чем легкое недоумение. Может быть, это испуг? Или мой собственный страх смещает реальность, и я немного галлюцинирую?

И еще мне кажется, что воздух пахнет твоей кожей, твоими подмышками, твоими прокладками, — какие потуги парфюмерии могут хотя бы приблизиться к этим запахам? Но нет, не кажется. Я как вампир чувствую твою дурную кровь — и всегда знаю, почему ты второй день не в духе. Стою около тебя и жую невнятную кашу о корректурах, но мои ноздри дрожат, как у легавой собаки, учуявшей запах мелкого зверя и рвущейся со сворки. Я купаюсь в этой крови, и что-то дрожит между нами, и капля пота стекает у тебя между лопаток — я вижу, как ты передергиваешь плечами. Бог свят в душу мать и крест животворящий! — я клянусь, что когда-нибудь лизну этой крови, и обмажу ею лицо, и буду пить ее. Ведь она все равно не нужна тебе, а бедняга умирает от жажды…

Так о чем я жалею? И жалею ли я? О да, я жалею, — я жалею, что я родился не вместе с тобой, и мы не вместе с тобой лежали в одной утробе, так рядом, что даже еще без кожи… Мы вместе пускали бы пузыри и агукали, еще не умея ничего сказать, а только смогли бы — для меня это первое слово было бы словом «ты». А потом мы гуляли бы в садике, держась за ручки и не думая ни о чем. И дрались бы портфелями в классе, и танцевали бы на выпускном с другими, думая только о том, когда закончится музыка. И в конце концов, мы поняли бы, что с нами происходит и мы любили бы друг друга в крик, в кровь и обмороки, и нам было бы плевать на всех и на все — любовь не разбирает дороги. А потом нас бы вместе сбила машина…

Да, я эгоист.

И умереть вместе лучше, чем просто умереть.

Да, я жалею.

Бог сильно задолжал мне…

af

(no subject)

Почему я должен давиться слезами, смотря дешевые сериалы?! Почему я не могу присвистнуть вслед уходящей упругой заднице, почему бы мне не подвалить к девахе, стоящей у барной стойки? Почему я не флиртую с почтальоншей? Почему я не смотрю порнуху, почему эротические фильмы ввергают в истерику, в эпилептический припадок, почему женщина с ребенком толкает меня в пропасть отчаяния, а вид влюбленной пары ассоциируется с веревкой и мылом? Ты не знаешь, скажи, ты не знаешь, а?..

Какого дьявола я, взрослый мужик, с нормальным отношением к жизни, опыту и людям, почему я превратился в сочащуюся слизью медузу, в слепого безмозглого аксолотля, который может только одно — ползти? Ползти, разрывая плоть о занозы и острые предметы, не сворачивая и не останавливаясь, ползти все время в одну и ту же сторону — к тебе?! Не зная где ты, не понимая зачем, не представляя кому это нужно, ползти и ползти, оставляя зловонный след раздавленных дней, разорванных отношений, отравленных надежд? Где мои друзья, ау? Я убил их, я бросил их и забыл их, они не нужны мне! Я иду к тебе, зачем мне кто-то еще! Где мои близкие? Кто это? они мертвы и похоронены! Не мешайте мне, отойдите, сдохните все — я иду к тебе!..

af

(no subject)

Гад, собак проклятый, потерял комбинезон!

Искали больше часа, снег местами — до пояса мне, как он там проходил? Я чувствовал себя путешественником, дошедшим до озера Коцит: там тоже идет снег, правда? Пока доберешься, подгребаешь руками, как будто дельфин — или дельфины не подгребают руками? Но расступаются волны снега, и за мной — настоящая дорога, мышиная дорога в толще голландского сыра. Мышь тоже добралась до своего круга — так выглядит ее кровавый ручей.
Вокруг одни лосиные копыта, кучки мерзлого кабаньего дерьма, мелочные енотьи следы … И только его горделивый собачий кильватер: туда, как моторная лодка по песку, брюхом, обратно — как обычное животное, на четырех лапах.

Не нашли... Я думал его сожрать — -25°, замерзнет же, гад!

Он тоже было расстроился, стал отбегать в сторону (а вдруг я и вправду сожру?). Но потом я успокоился — он все равно его никогда не любил (собаки не любят костюмчики, в отличие от людей — задумаемся, задумаемся о противоестественности одежд!). И он перестал отбегать в сторону, а только заглядывал в глаза снизу вверх и хвостищем бякал...

Теперь я его покормил. Он доволен и сопит на своем "диванчике", а я растопил печь и снял с себя противоестественные одежды — все нагрелось, как в городе Дит. Сковородка на печи шкворчит белыми грибами, собранными и замороженными еще в сентябре, в кастрюле кипят макароны — не переварить бы их в пасту аквафреш, я сижу за компьютером голый, как собака, пью кофе и делаю верстку про правовое регулирование предпринимательской деятельности за рубежом. За окном мороз, нещадно пышет слепящее январское солнце, белым саваном искрится снег...

А где же ты? Почему тебя никогда нет?

Однажды мы поссоримся. И я больше никогда не буду думать, почему тебя нет. Появится причина, я успокоюсь.

Но тебя все равно не будет рядом.

Причина, как говорят китайцы, никому не интересна…

af

http://postnonfiction.org

Оригинал взят у levkin в http://postnonfiction.org
Кирилл Кобрин (идея, тексты и т.д.)
Андрей Левкин (идея, проект, тексты и т.д.)
Фёдор Левкин (проект, дизайн, программирование и т.п.)
Открыли проект http://postnonfiction.org Сейчас там то, что было написано немного раньше, а потом будет новое. Проект медленный, но долгий - потому что инвесторы не нужны.
Это частный проект К.Кобрина и А.Левкина, которых интересует некий тип литературы (не только литературы, впрочем), который не имеет внятного определения. Потому и название такое неопределенное, что речь о некой сущности, у которой нет названия. Этакая unspelled entity. Дело — не теоретическое, авторы обнаружили у себя (не у себе — тоже) достаточное количество текстов такого рода. Отчего и захотелось зафиксировать их в проекте. Речь о литературе, которая не относится к story-telling’у... (а полностью - здесь http://postnonfiction.org/about/)
af

(no subject)

Утром, когда я вылезаю из одеяла, собака тоже внимательно высовывает нос из-под своего пледа: это правда? ты собираешься наружу? в этот холод?

А я ухмыляюсь ему, и думаю о том, что благословен Господь, который подарил мне еще один рассвет, за которым последует день, полный мыслей о тебе. Я улыбаюсь Ему, потому что есть еще утро. За окном — усыпанные инеем ветви деревьев, дрожащее от холода солнце чуть привстает из утренних облаков, разбрасывая по снегам свои глупые пошлые бриллианты, и лес вдали еще чернеет — чёрта! он красный, желтый, фиолетовый, зеленый… Всю жизнь я прожил под пушкинским черным зимним лесом и речкой, которая подо льдом блестит! Вранье, он наше все, и мы теперь его все, а на самом деле — это только маленькая часть, и я такой же, и он, и мы, — розовые ветви берез, оранжевые стволы сосен, изумрудные прутья ивы, желтые осины и ржавые, как римская рвань, дубы? — Сашка, гад, ты нас обманул! О, как обманываться рады! Особенно сегодня, таким… таким утром! Небо — белесое и голубоватое, как будто твои веки после бессонной ночи. Повсюду свет и повсюду снег. Почему зимой идет снег среди ясного неба, под ясным солнцем? Это ты, правда, это ты где-то рядом? Господи, за что ты мне дал тебя, кто я пред Тобой и кто я пред тобой? Какой страшный долг я предназначен исполнить — и какой жизнью должен отплатить за это? Кощунство ли ты, или я кощунство перед лицом твоим? Тебя ли я люблю или Бога? И что мне за это будет? Крест?

А собачка смотрит на меня умными бездонными глазами — и ничего в них кроме любви: кроме как погулять и покрасить мраморный снег утренними лимонами, кроме как схрустеть миску еды и, развалясь около пышащей жаром печки, закрыть глаза и любить жизнь, и мир, и хозяина — не думая и не благословляя… Я смотрю на пса, он не открывая глаз бякает хвостом по полу. Знает ли он про Бога, знает ли он про тебя, знает ли он про меня? Ох… Кто еще кого знает…